postheadericon Мальчик-зло

Сижу, значит, я с подбитым глазом и сочиняю эту запись. В знак протеста! Глаз, конечно же, не подбит (это я преувеличила из вредности), а расцарапан. Но это не делает его менее «привлекательным». Как все уже поняли, эту «красоту» на моем лице навел Миша.

Просто взял всей пятерней меня за глаз, ощущение, что целью было всего лишь навсего выковырять мне его. Действительно, зачем мне столько: у меня же их целых два! Ногти у Мишки к этому моменту успели подрасти, поэтому нападение было не только неожиданным, но и крайне болезненным.

Давненько я уже грозилась написать про Мишкины «закидоны» (см. запись от 14.09.2016). А тут такой повод. О, это сладкое слово «месть»! Шучу, конечно. 🙂 Тем более, что немного на эту тему я уже писала (см. запись от 20.06.2016).

Эта запись сделана не с тем, чтобы показать, какой Миша плохой. Совсем нет (тем более, что Миша очень даже хороший, просто «чудИт»). А лишь как констатация факта, что был у нас такой период. И чтобы Миша не удивлялся, если вдруг его дети начнут вытворять подобное. Мишутка, это в тебя, сынок, в тебя! 🙂

Начну с драк. К данному моменту информация не совсем актуальная, т.к. сейчас стало полегче. Но еще пару месяцев назад… одеть Мишу для любого выхода из дома было целой историей. Причем с криминальным душком. Как только я брала его на руки, он начинал вырываться и… драться. Да, именно так. Нет, может, конечно, у этого явления есть и другое название, но я не знаю, как его определить иначе. Миша махал руками, пытаясь ободрать мне лицо, сунуть рукой в глаз, схватить за нос или губу или вцепиться в волосы. Если мне удавалось схватить его за руки, бился своим затылком о мою грудную клетку или мой подбородок (по принципу: куда достаю, туда и бью). Одно время даже пытался пинать своей ногой мою ногу, стоило мне опустить его на пол.

Короче, история страшная, что и говорить. С чем это связано, я не знаю. Откуда он взял такую манеру, тоже не знаю. Мы Мишку не бьем. Из телесных наказаний присутствуют только шлепки по попе. Да и те больше обидные, нежели болезненные. Понятно, что так он протестует против того, что его отрывают от каких-то занятий и заставляют делать то, что он не хочет — в данном случае гулять (хотя потом он точно так же не хочет уходить с прогулки и начинает рыдать уже по этому поводу).

Какое-то время назад эти избиения одевающих Мишу родственников (т.к. они касались не только меня, но любого, кто брал на себя эту «почетную» обязанность; просто по понятным причинам мне доставалось чаще всех) резко прекратились. И где-то недели две-три он вообще не дрался во время одеваний на прогулку. Потом Миша снова вспомнил об этом способе «ведения переговоров» с родными и начал применять его опять, но только время от времени, больше как исключение, нежели правило.

Страшилка вторая. Если произошло что-то, не понравившееся Мише, он начинает кривить лицо, может даже заплакать, отбегает в сторону, встает на четвереньки и несколько раз ударяется лбом об пол (причем, вид полового покрытия его нисколько не смущает — будь то мягкий ковер в комнате или плитка из керамогранита на кухне). После этого он начинает рыдать пуще прежнего и с вытянутыми вперед руками идет ко мне, к папе или к бабушке, чтобы его пожалели.

Сначала не знала, как на это реагировать. Потом прочитала где-то, что это может быть проявлением «самонаказания»: малыш хочет, чтобы его пожалели, для этого сам себя «наказывает» и идет к старшим за лаской. Вполне возможно, что так оно и есть. Обычно это происходит, когда Миша не прав, а таким способом он пытается «переманить» всех на свою сторону, вроде как он «униженный и оскорбленный».

Раньше он прям реально очень сильно бился головой. В такой ситуации не пожалеть его было трудно. Сейчас он стал поумнее и тюкает ею слегка. А потому мы придерживаемся тактики: после такого специально произведенного членовредительства Мишу не жалеть. Либо говорим ему: «Ты специально это сделал, жалеть тебя не за что». Либо стараемся не обращать внимание. Отплачется и сам успокоится. Но это в том случае, если самоистязание все-таки состоялось. Идеальный вариант — до него не доводить. Т.е. как только видим, что Миша начинает злиться-беситься, стараемся отвлечь его и переключить на какое-нибудь новое занятие.

Одно время он пытался проворачивать нечто подобное на улице. Например, собираемся увести его из песочницы, он не хочет, начинает плакать и — хоп! — лицом в песок. Результат: рот, полный песка, плач на всю округу. Но с улицами вопрос решился относительно быстро: мы просто продолжали идти в заданном направлении, время от времени поворачиваясь и подзывая Мишку к себе, говоря, что мы уходим. Миша-таки вставал и шел за нами. И фокус с «не хочу уходить» как-то сам сошел на нет.

Эти моменты смущают меня довольно сильно. Поэтому попросила мужа рассказать о них нашему педиатру, когда он в очередной раз пошел в поликлинику за направлением на молочную кухню.

По поводу драк педиатр сказала коротко и ясно: «Он пользуется тем, что родители не могут дать сдачи. Вот пойдет в садик, его кто-нибудь ударит в ответ, в следующий раз подумает, прежде чем задираться». Истории про битье головой она тоже не удивилась. Возраст такой, эмоции зашкаливают, ребенок впечатлительный. В общем, лучше не доводить до этого. А чтобы малышок был поспокойней, можно в течение месяца подавать ему препараты: «Глицин» (1/3 таблетки 3 раза в день) или детский «Тенотен» (1 таблетка 2 раза в день (утром и в обед)).

Получается, что вроде как ничего криминального.

Всё, капнула свою каплю дегтя… Достаточно…

PS. Никаких успокоительных препаратов Мишке мы, разумеется, давать не стали.

Оставить комментарий

Подписаться на блог

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930